Как известно, Борис Березовский проиграл в суде Лондона иск к своему бывшему порученцу Роману Абрамовича. Увлекшись политической игрой, БАБ бездумно «записывал» все активы на свое окружение. Самые лакомые куски, в том числе «Сибнефть», достались Абрамовичу. «Всемогущий» Березовский и не мог подумать, что его Ромки и Олежки (имеется в виду Митволь), в один момент решат его кинуть и объявить, что все эти активы их. В суде Лондона БАБ так и не смог доказать, что являлся главным владельцем «Сибнефти» и ему причитается от Абрамовича гигантская сумма. Представители английской Фемиды сочли, что Березовский только оказывал покровительство Абрамовичу. БАБ на слушаниях почему-то не стал предъявлять записи разговоров с Абрамовичем из своего архива прослушек, который сейчас оказался в распоряжении Shtikom.com. А зря. Из бесед становится ясно, что действительно «Сибнефтью» владел Березовский, а наемный менеджер Абрамович бегал к нему со всеми вопросами, касающимися «Сибнефти».    

 

 Б.Березовский и Р.Абрамович. Абрамович спрашивает, слышал ли тот о «Бэнк оф Нью-Йорк». Березовский отвечает, что это богатая еврейская семья. Абрамович сообщает, что они (БОНИ) хотят с ними пообщаться на предмет «Сибнефти». Владелец банка – друг Л.Леваева, самая богатая семья, вчера они (Абрамович) встречались. Сегодня банкир улетает, но через неделю вернется. Им интересно поговорить с Березовским. Березовский спрашивает, почему он не сообщил, Абрамович отвечает, что не хотел беспокоить ночью. Обсуждают ситуацию с каким-то Тобаком. Упоминается имя А.Коха.

 

А: ...Bank of New-York.

Б: Что ты слышал?

А: Ну такая богатая еврейская семья...

Б: Да, слышал.

А: Ну они хотят пообщаться с нами.

Б: Ну давай пообщаемся...

А: На предмет "Сибнефти".

Б: Вот это нормальное, когда семья - это нормально. Нормально.

А: А он друг Леваева, знаешь да, он самый богатый из еврейских семей.

Б: Сафра?

А: Да.

Б: Самый богатый?

А: Да.

Б: Я это не знал.

А: Ну…Вчера я с ними встречался...

Б: А?

А: Я вчера с ними встречался, хотел с тобой встретиться, но не смог тебя найти...ну как-то неудобно было, ночью...

Б: Мы можем встретиться сегодня…А долго они будут здесь?

А: Они уже улетели, они прилетят на следующей неделе.

Б: Ну очень хорошо, увидимся. Молодые, или нет?

А: Я встречался с молодым.

Б: Он член семьи или нет?

А: А?

Б: Он член семьи?

А: Я не знаю, просто они на иврите разговаривали, я просто не все понял, кое-что мне переводили. Но в основном им с тобой интересно поговорить.

Б: Ну увидимся, Ром. А чего ты не нашел вчера, я вчера (неразборчиво).

А: Я не ненашел, просто неудобно было уже ночью тебе звонить.

Б: А, ну хорошо. Хорошо, Ромочка, а ты через сколько будешь?

А: Я могу быть...ну чего быть, я тебе пришлю, я тебе все сказал.

Б: Не...аа. Вот по этому поводу ты хотел со мной пообщаться?

А: Да, я просто хотел поговорить. Они там предложения всякие высказывают, они сами тебе скажут просто.

Б: Хорошо, а что ты...как пообщался с Тобаком? Что там происходит?

А: Я с Тобаком никак не могу оценить, потому что он говорить, что это нельзя, ну может там делает вид, что это секрет большой, во-первых. Поэтому он не может ничего сказать. Он мне никаких фамилий назвать не может, но мне Кох сказал, как надо правильно действовать.

Б: Нет, у меня к Тобаку того уровня доверия, который был, больше нет.

А: Нету?

Б: Нету. Того, что был, нету. Т.е. я не верю, грубо говоря, я, во-первых, сомневаюсь, что он правильно оценивает ситуацию, а потом я еще не очень уверен, что он работает на нас. Слишком высока ставка, понимаешь?

А: Ага.

Б: Так что, так что нужно решать вопрос с той стороны однозначно.

А: Вот мне Кох сказал, как надо в этом вопросе действовать.

Б: Ну ты мне сегодня расскажешь?

А: Ну давай.

Б: А ты когда подъедешь?

А: Я могу хоть сейчас подъехать.

Б: Ну подъезжай сейчас. Ну прямо сейчас, тогда жду тебя.

А: Ладно.

Б: Ага, захвати адреса.

А: Ага.

Б: Ну или пускай по факту (неразборчиво).

А: Хорошо.

Б: Через сколько ты будешь?

А: Ну через 15 минут.

Б: Давай, жду. Пока.