«Независимая газета» опубликовала свой традиционный рейтинг 100 ведущих политиков России в марте 2017 года. Среди представителей телевидения в списке оказались генеральный директор Первого канала Константин Эрнст (46-е место, плюс семь пунктов) и председатель ВГТРК Олег Добродеев (58-е, плюс четыре пункта). Последний сейчас считается главным информационным охранителем Кремля и «надеждой и опорой» нынешней власти. Впрочем, обольщаться кремлевским обитателям не стоит. Олег Добродеев готов служить абсолютно любому, кто дает ему телеканал и крупные суммы денег. И никаких иных принципов отбора «хозяев» у него нет. Характерным примером «прошлой жизни», когда Добродеев был верным «псом» Гусинского и Березовского, служит запись беседы теледеятеля. Вторым собеседником является сам БАБ, а хранилась эта прослушка в архивах Березовского, которые оказались у Shtikom.com. Во время разговора Добродеев услужливо сообщает Борису Абрамовичу о  «наезде» на него в газете «Деловой Мир». Березовский говорит, что это провокация и такая же статья есть в «Экспресс Газете». Говорят о Кислинской, об ответе военной прокуратуры на запрос ТАССа, об уничтожении документов.

 

Д: Але?

Б: Але!

Д: Борис?

Б: Да!

Д: Привет, Олег беспокоит тебя…

Б: Але, привет дорогой!

Д: Борис, слушай. Ты знаешь, на тебя сегодня значит наезд в газете «Деловой мир», ты в курсе?

Б: Нет, не в курсе.

Д: Вот значит, я даже не знаю, что это за газета такая….

Б: Да.

Д: Значит, но здесь статья, под заголовком «Опять тот самый Березовский» …

Б: Да.

Д: Где публикуется якобы твоя грин-карта американская.

Б: Ага, ну это не только там, это было опубликовано сегодня в «Экспресс Газете».

Д: Вот.

Б: Ага. Просто, это просто как бы от начала до конца провокация.

Д: Вот просто… ты понимаешь, в чем дело, тут надо уже как бы думать, как конечно отследить ход всех этих вещей.

Б: А что, а что ты предлагаешь сделать?

Д: Я не знаю, ну как бы, ты понимаешь, есть какая-то определенная линия, во всех этих сюжетах и во всех этих утечках.

Б: Ага.

Д: Вот. Сейчас уже как-бы пошел явный перебор, то есть как бы существует некий центр, в России.

Б: Ага.

Д: Откуда целенаправленно все это идет. Вот, и вообще, я как бы… Ну ты смотри, вот эти все статьи. Вчерашнее ты в курсе, как Кислинская дала ТАСС по поводу опровержения главной военной прокуратуре по факту уничтожения документов в Кремле.

Б: Как она дала опровержение, я не знаю…

Д: Ну вчера ТАСС дал Ларисе Кислинской, корреспондент ТАСС, о том, что в главной военной прокуратуре (Б: Ага) заявили, в ответ на запрос ТАССа, что, значит, документы, по факту уничтожения которых было возбуждено дело, были уничтожены не (неразборчиво) Коржаковых в Кремле…

Б: (перебивает) А, понятно.

Д: … а уже после его ухода.

Б: Да.

Д: И поэтому, там было просто сказано, в особо сложном и щекотливом положении оказался глава администрации Чубайс и так далее.

Б: Ага.

Д: То есть просто веером идут эти вещи, и как бы я не знаю, там есть, в конце концов, есть Севастьянов, есть кто-то, поскольку должен всегда (неразборчиво) идут комментировать, потому что они идут веером, и я конечно понимаю, что ситуация – можно ее игнорировать, но мне кажется, уже там дальше игнорировать … (неразборчиво) все.

Б: Ага.

Д: И надо говорить о том, что все это идет от какого-то одного центра.

Б: Давай составим план, вот я сейчас тоже еду к Володе, я сейчас к Палычу еду, ты там или нет?

Д: Нет, я в Останкино всегда.

Б: Хорошо. Олег, спасибо огромное. Значит, я буду думать, ладно?

Д: Хорошо.

Б: Спасибо тебе большое.

Д: Окей.

Б: Але, Але!

Д: Ага?

Б: Ну там еще есть газета «Экспресс Газета», где тоже самое …

Д: Я знаю, да.

Б: Все, спасибо, большое.