На этой записи Гусинский и Березовский спорят о правильности решения Березовского отказаться от израильского гражданства. Зовет к телефону Абрамовича и советуется с ним о правильности приятия им решения об отказе от гражданства. Абрамович говорит, что «они» (Гусинский и Ко) считают, что в этом случае пресса «раздавит» Березовского, но при этом Абрамович советует Березовскому, что надо делать так, как Березовский чувствует ситуацию. Березовский говорит, что это ему нужно, и он обернет ситуацию в свою пользу (эта система «перевертыша» была «коронкой» Березовского, он умудрялся переворачивать любую ситуацию в свою пользу. В дальнейшем он будет пытаться перевернуть в свою пользу ситуацию и горе людей во время взрывов домов террористами и войну в Чечне, и другие сложности в стране).

Березовский говорит, что он готовит акцию, которая будет прецедентом в России. (На самом деле, понимая, что он теряет поддержку Израиля и сильнейшие международное еврейское лобби, Березовский договорился через своих «шестерок» - Лугового и Литвиненко о сотрудничестве со спецслужбами Израиля. У него было несколько встреч в Доме Приемов Логоваза и посольстве Израиля с представителем этих служб. Суть договоренности о сотрудничестве с израильскими спецслужбами заключалась в том, что на своем примере Березовский создает прецедент возможности входа в структуры власти иностранных граждан или россиян с другим гражданством. В основном, как он говорил: «…это будут, в основном, евреи, рекомендованные нашими друзьями, имеющие израильское гражданство».

Это был размен, и за это ему была обещана лояльность к его отказу от израильского гражданства и обещана помощь в осуществлении этой «программы»)

Далее Березовский спрашивает о Натаньяху и Абрамович сообщает, что Натаньяху был гражданином США и министр обороны был гражданином США, но к моменту избрания они отказались от американского гражданства. Березовский просит найти Абрамовича побольше историй и уточнить их по годам и датам. Абрамович обещает сделать это. Березовский еще раз подчеркивает, что готовится в Москве к серьезнейшей акции и говорит, что это будет прецедент в России.

(Инициатива по контакту  со спецслужбами Израиля принадлежала не Березовскому, а Литвиненко. О своей вербовке он не делился ни с Абрамовичем, ни с Гусинским, ни с Юмашевым.

Г: …что я тебе хочу сказать…

Б: Да.

Г: Вот мы еще раз вот сейчас сели все проанализировали…

Б: Да.

Г: Мне кажется, это кардинально неправильное решение.

Б: Понимаешь, Володь. Значит, давай, мне сейчас привезут аппарат, я по этому аппарату поговорю. Я настолько, как бы точно, знаю, что это абсолютно правильное решение…

Г: (перебивает) На столько же, насколько я сейчас уверен, что это абсолютно неправильно.

Б: Значит, значит сейчас привезут аппарат, и мы с тобой обсудим это. Меня только интересует, вот если, тем не менее, решим… я решу, да.

Г: Значит, ты решишь, это твое право будет.

Б: Да. Нет, тем не менее, это будет сделано, правильно я понимаю?

Г: Это будет сделано, Боря.

Б: Сегодня?

Г: Давай так – один день.

Б: То есть, завтра это будет сделано точно?

Г: Да.

Б: Володь, только я тебя прошу, понимаешь, это для меня настолько важно, чтобы ты сейчас не сказал, потому что завтра меня уже в Москве не будет, Володь.

Г: Значит…ты понял, что я тебе сказал, да?

Б: Нет, я знаю…

Г: (перебивает) И вообще, и не было никаких проблем по этому поводу, просто все дергаются.

Б: Я все понял.

Г: Давай.

Б: Значит, хорошо, Володя, значит по какому телефону я Вас набираю?

Г: Ты меня набираешь, можешь набрать меня по телефону или моему мобильному…

Б: Да.

Г: …ты его знаешь.

Б: Да.

Г: Или по Романовскому, просто у меня встреча, я от этого не иду.

Б: Ну ты понимаешь, в чем дело…

Г: (перебивает) Через сколько принесут там аппарат?

– минут через двадцать (?)

Г: У меня встреча (неразборчиво)

(говорит человеку рядом с собой, Березовский ожидает)

Г: Ну хорошо, значит давай так – или кроме, или по мобильному.

Б: Или кроме, или по мобильному.

Г: Договорились.

Б: А через сколько будет у меня аппарат, меня интересует.

Г: Через 15-20 минут.

Б: Понимаешь, потому что у меня встреча с Анатолием Борисовичем в половину седьмого.

Г: Поклон ему передавай.

Б: Да, я передам обязательно, но вот мне нужно обязательно с Вами переговорить.

Г: Ну милый давай, давай, давай.

Б: Все. Значит, я звоню по тому телефону, правильно говорю?

Г: Да, да, да.

Б: Дай мне Ромочку еще.

Г: Даю Рому. -На Ром, подойди к нему. (обращается к Абрамовичу)

 

(к телефону вместо Гусинского подходит Абрамович)

 

А: Але.

Б: Ром, значит я буду сейчас по голосовой, я хочу услышать аргументы, но у меня решение абсолютно бесповоротное.

А: Понятно.

Б: Понятно, да?

А: Понятно.

Б: А ты считаешь, что у меня есть аргументы?

А: Борь, я не считаю, что это вот…зависит от повестки, на сколько ты чувствуешь ситуацию, все, если ты чувствуешь так…

Б: (перебивает) Я как бы, я чувствую очень серьезно. То есть я ощущаю, что нужно сделать, для того, чтобы это просто обернуть в свою противоположность.

А: Просто они считают, что газеты раздавят в этом случае еще сильнее.

Б: Нет. Теперь меня интересует про Нетаньяху, что ты знаешь по этому поводу?

А: Что он был гражданином США, и министр обороны был гражданином США.

Б: Да.

А: И к моменту избрания он отказался от гражданства.

Б: Публично отказался от гражданства?

А: Да.

Б: Все ясно. Будь любезен, Рома, если можно, еще таких историй мне, и точных, по годам. Значит, вот тогда-то и тогда-то сказался, сделай мне это пожалуйста, мне это очень нужно.

А: Хорошо.

Б: Потому что я здесь готовлюсь к серьезнейшей акции, к серьезнейшей. Она будет прецедентом в России, понимаешь?

А: Да.

Б: Мне это нужно.

А: Угу.

Б: Договорились, да?

А: Да.

Б: Спасибо тебе большое. И значит я… вот у меня в половину седьмого встреча с Чубайсом, поэтому я буду естественно звонить сейчас. В любом варианте я тебе позвоню. Через сколько будет телефон у меня?

А: Минут через 15.

Б: Я могу позвонить секретарю, чтобы ускорить это?

А: Но, быстрей не доедут просто.

Б: Но они уже везут, да?

А: Да, повезли. Только ты скажи, чтобы пропустили там их.

Б: Все, хорошо. Сейчас сделаю. Пока.

А: Пока.