Часть. 1
Разговор Березовского с известным тележурналистом Александром Невзоровым. БАБ говорит, что только что обсуждал его (Невзорова) с Алексеем Пушковым (сейчас занимает должность председателя комитета ГД РФ по международным делам) . Невзоров докладывает, что у него все нормально, сюжет укорочен, теперь все «цинично, нагло», перед вами «самый знаменитый старпер России». Невзоров говорит, что Собчака пригласили на ТВ что-то комментировать, возмущается этим, Березовский отвечает, что он не знает. Невзоров уточняет, как связаться с Б.Патрцикашвили «насчет финансовых вопросов».


Дом приемов…Добрый вечер
Н.: А это Невзоров Александр Глебович, здравствуйте.
А.: Здравствуйте, это Андрей.
Н.: Приветствую. А где Борис Абрамыч?
А.: Здесь.
Н.: Можно на секундочку?
А.: Да…сейчас, подождете, да?
Н.: Конечно…
А.: Сейчас.

Б.: Але
Н.: Але, Борис Абрамыч?
Б.: Легок на помине, только что о тебе минут 10 говорили.
Н.: А кто?
Б.: Господина Пушкова знаешь?
Н.: Пушкова?
Б.: Да…
Н.: Ой а чем он занимается?
Б.: …Алексея, он работает (неразборчиво)
Н.: Нет, ну я думаю, что ничего хорошего он обо мне не мог сказать.
Б.: Получилось.
Н.: Серьезно?
(далее неразборчиво)
Н.: Я думаю, что просто он чувствует ваши отношения и…
Б.: Ниче подобного, ниче подобного…Мы между прочим долгое время наших с тобой разговоров задушевных (часть слов неразборчиво)
Н.: ммм
Б.: Смущает?
Н.: Понятно
Б.: (смеется)
Н.: Как дела, Борис Абрамыч?
Б.: Ну если чего где найдут, контора пишет
Н.: Понятно, ну я там звоню доложу все нормально
Б.: Отлично… Ты списки взял до суда (неразборчиво)
Н.: Все прислали, все мы укоротили, укоротили жутко…
Б.: А что значит жутко?
Н.: Ну я сделал, так, как он считал нужным…
Б.: А, ну это извини.
Н.: В общем там все правильно, замечания были абсолютно верные, а я в общем как бы счел, что для первого раза надо было порасшаркаться, а потом решил, что а ну его нафиг.
Б.: Я тоже… вот знаете, я не хотел конечно (неразборчиво) не хотел в силу того, что я действительно дилетант в этих делах...
Н.: Нет нет, все правильно..
Б.: Это не нужно тебе… ты там не такая значимая, чего тебе проигрывать-то (часть слов неразборчиво)
Н.: Нет, я там…вот вы увидите, там совершенно все это цинично, нагло, толстый, огромный и (слово неразборчиво) говорил, что вот перед вам самый знаменитый старпер России.
Б.: (смеется)  Так молодец, правильно.
Н.: И без всяких разговоров на эту тему. Совершенно все спокойно.
Б.: Хорошо
Н.: Так что вот, я говорю…
Б.: (перебивает) На сколько минут все получилось?
Н.: Это получилось на 23 (неразборчиво), я все уже Игнатьеву объяснил.
Б.: Хорошо, хорошо…
 Н.: Да, насчет 16 мы с ним тоже нашли наконец общий язык, упали друг другу в объятия. И как-то он всех перепилил. Видите, он какой, он такой хороший, но хитрый!
Б.: Хитрый, хитрый, хитрый…
Н.: Не, ну правильно, нормально все…
Б.: Хитрый, и не очень хороший
Н.: А?
Б.: Хитрый, и не очень хороший!
Н.: Ну, потом поговорим как-нибудь на эту тему… Я звоню еще один вопрос задать…
Б.: Я слушаю.
Н.: Тут у меня какая-то фантастическая прошла информация, что Благоволин (?) звонил Собчаку (Б.: Да.), и приглашал его (Б.: Так.) немедленно значит откомментировать тот ужас, который (неразборчиво) показывали.
Б.: Впервые слышу об этом…
Н.: Да я тоже честно говоря, но я думал, что это либо рожденная в недрах смольного какая-то дичь...
Б.: Не, не, не, это я просто уверен, что он бы не сделал это, не посоветовавшись со мной.
Н.: Да, и во-вторых, в общем-то, насколько я понимаю, этот наш вот начальник городской (Б.: Да) , он же так сказать немножко другой лагерь
Б.: Не, просто Саш, мы щас я еще знаешь, вот я не хочу сейчас как-бы (неразборчиво) , значит поэтому мы вот как-бы наоборот пытаемся с тобой сделать ровно противоположное, как я понимаю…
Н.: Да.
Б.: …не разделять это, а наоборот. Вот, поэтому я я его конечно перепроверю. Вообще получать чье-либо добро на эти все вещи я совершенно считаю просто неразумным.
Н.: Нет, нет, у него как-бы добро, а как-бы вот мол …
Б.: (неразборчиво)
Н.: Ну вот я тоже так думаю, что это легенда, потому что (неразборчиво) потом выскажешься по этому поводу, нет вопросов, так нет, там же по идее ничего как-бы и нет
Б.: Нет, нет, дело тут не в этом, Саш. Да пусть там, его проблемы, правильно?
Н.: Да…
Б.: Все… Окей…
Н.: А?
Б.: Окей
Н.: Хорошо, Борис Абрамыч…
Б.: Спасибо за звонок.
Н.: А вот как мне, это самое, потом с Бадри то связаться?
Б.: С Бадри?
Н.: Да, по поводу финансовых вопросов…
Б.: Ну Бадри… позвони ему, вот так же и связаться.
Н.: Да?
Б.: Конечно.
Н.: Ага…
Б.: с Бадри (неразборчиво) решите, будете там будете (неразборчиво)
Н.: Да нет, я нормально отношусь, видите, спокойно
Б.: Нет нет нет, мне вот как раз Бадри сказал…
Н.: Просто производство у нас, бензин всякий там
Б.: Мне об это Бадри сказал, что он, так сказать, несколько удивлен, отношением к этому.
Н.: Так, а к какому он отношению?
Б.: Ну, к финансовым этим… не так как у других, у других этот на первом месте, а все остальное на десятом
Н.: Нет, так я объясняю, бензин просто вот физически…
Б.: Ясно, ну вот ты короче приедешь и все уже услышишь
Н.: Хорошо, я во вторник буду
Б.: Договорились.
Н.: Понял, Борис Абрамыч.
Б.: Обнимаю.
Н.: Обнимаю.
Б.: Спасибо за звонок, пока!
Н.: Ага, пока!